Об авторах, контакты: Дмитрий Жуков, Сергей Лямин, контактная информация
Направления деятельности: фрактальная геометрия, постиндустриальное общество, руссистика, политология, англоведение, прогностика и футурология, фандрайзинг
Публикации: научные публикации Д.Жукова, научные публикации С.Лямина, публицистика Д.Жукова, публицистика С.Лямина
Информация: ...для студентов-историков, ...для студентов-политологов, ...для абитуриентов, оперативная информация
Мероприятия: "Учитель года", конференции, проекты
Комментарии:
текущие события, эссе, объявления

об авторах, контактынаправления деятельностипубликации

Home > эссе > "Утопический памфлет" > глава 6

 

 

Братья Сабуро. Стндартный кашмар (утопический памфлет).

Глава 6

Место славы

старницы главы Шестой:
1, 2, 3, 4, 5

№ этой страницы 1 из 5

Пролог

Проживая на даче, генерал Соломко не расставался со своей тюбетейкой, преподнесенной ему в подарок от генералитета Туркменистана. Выйдя на пенсию, Пётр Аркадиевич усвоил размеренный сибаритский образ жизни: рыбалка, купание, вечерний чай на веранде. Лишь иногда генерала навещали разные люди, которые в большинстве своём считали себя поэтами, хотя и не могли отличить хорей от ямба. Время от времени генерал приглашал к себе Эрнеста Мочалкина, чтобы распить бутылочку «Зубровки» и отснять несколько роликов для передачи «Былое и думы» - страна должна была быть уверена, что опальный генерал больше уже не вернётся и занят лишь написанием мемуаров. На самом деле никогда генерал не работал так напряжённо как сейчас, никогда ещё государство не возлагало на него такие большие надежды, как в эти дни. Соломко готовил самый хитроумный капкан на самого свирепого зверя. До Рождества телевидение и иные СМИ должны быть уничтожены как явление. Причём Соломко понимал, что он всего лишь инструмент в руках могущественных объективных сил истории. Именно ему выпала честь добить одряхлевшего монстра. Однако в своей миссии старый вояка видел нечто большее. Необходимо было подстегнуть реструктуризацию всего информационного пространства.
Сегодня вечером здесь на веранде собрались разные люди – близкие друзья и просто знакомые. Все они делали для генерала кто большую, а кто – небольшую работу. Соломко немного задержался – просматривал в уютном подвальчике последние сообщения с плато Путорано. Хозяйка подала холодный зелёный чай. Вокруг керосиновой лампы кружились мотыльки, сверчки упоительно трещали. Когда пришёл генерал, на столе появилась наваристая золотистая ушица. Соломко похвастался, что сам наловил карасиков на вечерней зорьке.  Тихая беседа об очень разных вещах закончилась далеко заполночь, когда керосин в лампе был уже на исходе.

 

Общество бывших поэтов

Поэтическая тусовка началась под вечер. Огромный зал был освящён десятками бра, расположенных на его стенах. В центре помещения располагался огромный дубовый овальный стол, покрытый зелёным сукном, которое еле проглядывалось из-под обилия беспорядочно разбросанных вещей: африканские маски, исписанные листы, перфокарты, огарки вещей, ведёрки из-под шампанского, батистовые платки и кованые звенья цепи. Однако стороннего наблюдателя все эти вещи могли поразить не столько количеством, сколько сочетанием друг с другом. Здесь стояли песочные часы на дне аквариума с голубыми пресноводными раками. На развороте раскрытого тяжелого глянцевого фолианта с серебряными застёжками были изображены  рисунки человеческих мышц и жил в исполнении Леонардо да Винчи. Рядом с книгой небрежно валялась перевёрнутая коробочка с золотым бисером. В одной из частей стола была собрана коллекция реторт и колб. На горящей спиртовке нагревался воск. Под мраморной статуэткой амура покоились перчатки из оленьей  кожи. Через весь стол тянулся развёрнутый рулон заминированной рифленой бумаги. На концах максимального и минимального радиусов стола стояли четыре хронометра с привязанными к ним кришнаитскими колокольчиками. У стола в беспорядке валялись диски, милицейские свистки, газеты, каталожные карточки, ручки, золотые перья и матрёшки. Одна из стен была увешана механическими ручными часами.  Противоположная стена – вокзальными электронными. На кожных диванах в вперемешку валялись разноцветные розы и маркеры. Очевидным центром этой вселенной вещей был автомат с кофе.
Спотыкаясь через разбросанные то тут то там гантели и рыболовные снасти, по залу сновали курьеры и секретарши в жёлтых шапочках с чёрными логотипами: пегас и бекас в лавровых венках.
Вокруг стола на вертящихся стульях и табуретках, в грандиозных креслах и на пуфиках с кривыми козьими ножками располагались бывшие поэты. На груди каждого из них был приколот светло-бежевый бейдж, на котором зелёными буквами были написаны имена: Киплинг, Сапфо, Данте, Вергилий, Лермонтов, Бодлер и др. На столе перед Киплингом стояла початая бутылка коньяка «Московский» и лежала колода карт без бубновой шестёрки. Шестёрка висела на стене – именно в неё целился Лермонтов из парабеллума, запивая дым кубинской сигары тархуном. Деловое совещание, посвящённое подготовке I-го Всемосковского карнавала, возглавлял пенсионер-дачник генерал Соломко (он же Редьярд Киплинг):

  1. - Коллеги, Мы обязаны забыть о дешёвой славе и о ширпотребовских лавровых венках. Сегодня и в ближайшую неделю мы не вспомним о безмятежном отдыхе. Не жалейте ваших туфель и штанов – это не самое главное в жизни. Я знал двух чокнутых отшельников с высокогорных равнин Сибири, которые были большими поклонниками взбалмошного князя Петра Алексеевича Кропоткина. Так вот, к признакам революционной ситуации, изложенным небезызвестным Владимиром Ильичём, Пётр Алексеевич  добавил ещё один – утопию. Господа, у человека должна быть надежда, что кроме гнетущей реальности может существовать что-то ещё. Утопия  становится самой деятельной силой, когда необходимо отказаться от настоящего.  Когда вы пересекаете болота, перед тем, как спрыгнуть с одной кочки, вы испытываете потребность увидеть другую кочку. Я напоминаю вам, что мы должны помочь изнемогающему человечеству прыгнуть с одной кочки на другую. Кроме того, опыт Великой Французской революции учит нас, что массы приходят в движение тогда, когда весь существующий социальный строй кажется им грандиозной и нелепой игрой, иллюзией, фасадом, за которым скрывается настоящая естественная реальность. Дизайн фасада всегда можно сменить. Давайте признаемся себе: мир в котором властвует виртуальная реальность с бесконечным множеством бесконечно размножающихся идеальных вселенных  - форм мышления и стилей жизни – это мир не что иное как реактор в красной зоне - как выражался красноречивый Лев  Давыдович – перманентная революция или, как бы сказал я, хроническая предреволюционная ситуация. Наша миссия скромна, но её точное выполнение должно стать предметом наших неустанных забот. Каждый должен быть на своём месте. Место журналистов – либо в гробу, либо в эмиграции. И не сюсюкать. Стерильную революцию в резиновых перчатках не сделаешь. Наши цели – ликвидация телевидения, радио и прессы как таковых и как явления, захват Сети. Наше средство – революционизация сознания. «Раскачаем этот мир». И тогда строители, которые придут вслед за нами, поймут, что мы знали, что делали.  Вам слово, господа, мне хотелось бы получить представление о нашей готовности. Первыми, как всегда - дамы.

Напротив – из-за другого конца стола – поднялась высокая, широкоплечая и пышногрудая блондинка, на бейдже которой в греческом стиле было написано «Сапфо». В воздухе распространился настойчивый запах мускуса. Дарья Игоревна Соснова – а это была именно она – предалась воспоминаниям о своей бывшей личной жизни:

  1. - Мой третий муж как-то заметил, что маска – это лучший способ перешагнуть отжившую социальность. Маска, обезличивая, высвобождает индивидуальность. При таком раскладе во время маскарада даже самые конформистски настроенные обыватели пойдут за нами. Веселая зыбь на поверхности океана опаснее бури в стакане воды – так и лицедействующая толпы агрессивнее кучки идейных фанатиков. Что касается деталей: эшелоны с реквизитом и бальными аксессуарами уже подъезжают к Москве. Ложи для знатных зрителей на улицах, прилегающих к маршруту шествия карнавала-маскарада, уже арендованы и оформляются. Пусть почтенные граждане насладятся зрелищем, а заодно - и хорошенько его запомнят на будущее. Красный мрамор для ложи президента уже заказан. Искренне надеемся на присутствие и благословение первого лица. Мобилизованы все пиротехники и проститутки. Сервис для участников и зрителей карнавала организуется.  Розданы подряды всем крупнейшим производителям прохладительных напитков и готовой пищи. Ради гуманных соображений среди жертв ведётся психологическая подготовка. Разосланы поздравительные телеграммы…, - с этими словами Сапфо нажала клавишу ноутбука - и на демонстрационном экране вспыхнул текст:

«Заранее скорбим по поводу Вашей безвременной кончины»

  1. - Кто же придумал такой умилительный текст? – поинтересовался Лермонтов.
  2. - Мой третий муж.
  3. - Кто бы сомневался. Передавайте привет Павлу Павловичу.
  4. - Мы уже не общаемся, Однако я продолжу. Завершено возведение видеосистемы «Тараканьи бега». Камеры всех городских служб через наш центр подключены к системе огромных экранов. Планируется передавать на каждый такой экран изображение находящегося в непосредственной близости диссидента, ускользнувшего из Останкино или просто маскирующегося, чтобы толпа могла быстро ориентироваться.
  5. - Это тоже идея Павла Павловича?
  6. - Нет, моего пятого мужа. Он вообще большой любитель видео.  
  7. - Да, да, - сказал Лермонтов, - давайте сейчас все хором передадим ему привет!
  8. - Неуместная шутка, Миша, - зашептала Сапфо, озираясь по сторонам, - он же прекрасно знает, что у меня нет никаких отношений с моим четвёртым мужем.
  9. - И заметь, Даша, заявил Михаил Юрьевич, нарочно повышая голос, - четвёртый муж тоже ни на что не претендует.

Следующим поднялся Саша Чёрный с папиросой в зубах – слесарь, интеллектуал-агностик, аристократ и пролетарий Никитский в одном  лице был краток:

  1. - Дык, таблички уже выгравировали. Завитушки – всё как полагается. Имена по Вашему списку все до единого – на табличках. Таблички на столбах. Фонарей не хватило – пришлось новые ставить. Опять-таки новый расход. А на кой чёрт – вздёрнуть бы всех на мосту, а таблички – в цветмет. Всё одно – прибыль.
  2. - Ах, батенька, что Вы понимаете в пропорциях, в симметрии и, в целом, в эстетике, - нервно перебила Никитского Сапфо, - ради красоты ничего не жалко.
  3. - Поймите, - Лермонтов по привычке поддакнул Сапфо, - философский пароход остался в прошлом, сегодня для этих писак уже нужен философский фонарь.

Внезапно в зал ворвался ветреный француз Шарль Бодлер. Он же телевизионщик-оппортунист, он же – сценарист-виртуоз Тимошенко. Вырвав изо рта Лермонтова стакан тархуна и опрокидывая его залпом, Бодлер жестом остановил пытавшегося заговорить Киплинга.  Отдышашись Тимошенко воскликнул:

  1. - Нет, нет, нет, нет. Даже не думайте об этом, забудьте – я не хочу слышать, что я не пунктуален. Вы знаете, сколько у меня работы – шутка ли восемь подпольных студий – и везде я главный - и чтобы всё горело, горело, горело. – При этом Тимошенко бесперебойно щёлкал пальцами обеих рук, усеянных костяными кольцами из черепашьих панцирей.
  2. - Мсье – о деле!
  3. - Что… Дела… Дела идут! Знаете как говорят у нас на телевидении – «Делай дело, чтоб горело!».

Лица присутствующих недоумённо окаменели. Соломко обратился к Никитскому:

  1. - Так что вы там говорили о табличках и фонарях?
  2. - Дык… Всё… Чё ещё-то…

Тимошенко решительно успокоился:

  1. - Задумка была такая. Сейчас все заражены устойчивыми виртуальными образами из телевидения и Паутины – своего рода квази-субъектами: идеальный любимый или любимая, честный полицейский, компетентный начальник, добропорядочный семьянин и в том же рода. Реальные люди всегда несовершенны по сравнению с этими образами, потому что всегда имеют очевидные недостатки. Объективный мир выцвел и полинял. Общение между людьми сейчас напоминает попытку дышать в разреженном воздухе. Живому человеку мы всегда предпочтём квази-субъекта. Живому человеку квази-субъекта не догнать, он всегда будет лучше, так как его на самом деле нет.  Я тут прикинул, какие из этих образов основные. В общем если мы ударим по всем этим субъектам сразу и по всем каналам, у зрителя крыша поедем, ну или почва под ногами зашатается, ну или основная функция откажет… Короче – кому как удобнее. Мы и наше коллеги или сообщники… даже и не знаю, как выразиться… - в общем мы с партнёрами отсняли последние серии всех сериалов, где всё кончается не так, как надо, и все герои представлены в несколько ином свете. Вообразите: люди знают , что буде продолжение, они вжились в сериал, а здесь – оп-па, нежданно-негаданно, конец всему и Педро оказался подлец, а Хуанита переспала со всем курсом колледжа. Чувствуете, какое это будет потрясение для скучающих домохозяек. Да они после этого Останкинскую телебашню не хуже Бастилии нашинкуют. В общем, я здесь не теоретик – посмотрите сами.

В зале погас свет
(На экране ясная ночь. Бриз. Сверкание огней большого города. На крыше небоскрёба герой и героиня, боровшиеся в течение двухсот шестидесяти серий за свою любовь, поскольку принадлежали к враждующим семьям)
Героиня: Любимый, дон Витторио мёртв!
Герой: Это значит, что твой отец больше не будет мешать нашему браку.
Героиня: Да, он обещал помириться с твоей матерью. И наш ребёнок будет залогом дружбы между семьями.
Герой: Ребёнок!? Как не во время…
Героиня: Отчего же дорогой? Ведь он наследует деньги твоего отца.
Герой: И твоего тоже
Героиня: Да, дедушкам придётся раскошелится.
Герой: Может быть по бокалу шампанского?
Героиня: Нет, лучше пива.
(Герой делает неосторожный шаг в сторону и молча срывается вниз. Героиня без эмоций смотрит на то место откуда сорвался герой, после чего спускается в холл и звонит в полицию, а затем своей подруге)
Героиня: Алё, Мария, это Хуанита. Представляешь какой ужас – Педро с минуту назад сорвался с крыши отеля и разбился. Хорошо, что я во время сообщила его отцу о нашем ребёнке. Теперь мой мальчик – единственный наследник этой чёртовой семейки.
Мария: Хуанита, я тебя умоляю, не расстраивайся так по поводу Педро. Может быть это и к лучшему. Ни ты ни я не знали чем бы это закончилось. И хотя о покойниках либо хорошо, либо ничего, но твой Педро был занюханный тип.
Героиня: Ну ладно, сейчас подъедет полиция. А завтра, как и договорились, идём по магазинам. Теперь нужно приобрести что-нибудь траурное.

    • - Вот такой вот жестокий роман, – заключил Бодлер. - Уверяю вас, когда телезритель посмотрит финал этого сериала и, переключив канал посмотрит конец другого сериала, затем третьего, четвёртого, пятого - то массовое недоумение перерастёт в массовую истерику, а та в свою очередь в арессию. Домохозяйки не приготовят ужин, а их мужья вернувшись с работы голодными – разозлятся так далее. Лавинообразный эффект, господа, на лицо! О… простите, товарищи. Хотя какая разница.
    • - «Всё оттого, что в кузнице не было гвоздя», - задумчиво произнёс Соломко.
    • - Ну это ещё не всё, друзья! Реклама которая пойдёт в этот день также отснята нами. Как известно мы уже давно рекламируем не сам товар, а стиль жизни. Согласитесь, что покупая сигареты «Мальборо», «Парламент», или «Кент» вы вместе с ними приобретайте определённый стиль. В первом случае вы покупаете независимость, во втором – респектабельность, в третьем – имидж золотой молодежи. Мы перетасуем эти стили и никто не будет знать что покупать и как жить. И наконец-то человек, который захотел курить, будит чувствовать запах и вкус табака, а не рассматривать этикетку.

     

    старницы главы Шестой:

    следующая

Уважаемые посетители!

Пожалуйста, обратите внимание на это сообщение))

Вы просматриваете старую версию нашего сайта, которую мы намереваемся продолжать поддерживать. Здесь Вы можете найти информацию, которая пока не размещена или вообще никогда не будет размещена в новой версии нашего сайта. Но самую свежую и актуальную информацию мы размещаем уже на новом сайте по адресу http://ineternum.ru/

 

Dear ladies and gentlemen!

Please pay attention to the message))

You are viewing the old version of our website. We continue to support the old version, because here are located some unique data. But fresh and actual information is available only in new site http://ineternum.ru/

 

 

 

 

 

 

 
дружественные сайты
центр футурологии блог инетернума Центр фрактального моделирования социальных и политических процессов nexpol
 


 
© Дмитрий Жуков, Сергей Лямин, 2007 - 2010. При перепечатке, а также при цитировании материалов ссылка на сайт обязательна.

Последнее обновление:
08.10.2008